Пять причин, по которым однополый брак принесет вред детям.

Поборники однополого брака считают, что детям нужна только любовь. Основываясь на этом предположении, они заключают, что для детей одинаково хорошо, воспитывают их любящие однополые или любящие разнополые родители. К сожалению, это основное предположение – и все, что из него вытекает – ошибочно.

При всех других равных условиях детям лучше всего, когда их воспитывают мать и отец в браке. Как раз в этой среде существует наибольшая вероятность испытания детьми эмоционального и психологического опыта, необходимого им для того, чтобы преуспеть в жизни.

Мужчины и женщины привносят разнородность в процесс воспитания детей, со своим уникальным вкладом каждого из полов в воспитание, который другой пол повторить не может. Матери и отцы просто не взаимозаменяемы. Две женщины могут обе быть хорошими матерями, но ни одна из них не может быть хорошим отцом.

Поэтому ниже излагаются 5 причин, по которым в интересах детей, чтобы они воспитывались матерью и отцом:

Во-первых, материнская и отцовская любовь, являются качественно разными, хотя и одинаково важными, и порождают отличные друг от друга связи, а именно – сочетание любви матери, на которую можно безусловно положиться, и любви отца, на которую можно положиться с условиями, что играет существенную роль для развития ребенка. Один вид любви может представлять проблему без другого, потому что ребенку нужен взаимодополняющий баланс двух видов родительской любви и привязанности.

Только гетеросексуальные родители предоставляют детям возможность развивать отношения с родителем своего и противоположного пола. Отношения с обеими полами в ранние годы жизни облегчают человеку отношения с обеими полами, когда он вырастает. Для девочки это означает, что она будет лучше понимать и соответствующим образом взаимодействовать с сообществом мужчин и более комфортно себя чувствовать в сообществе женщин, а для мальчика – наоборот. Отношения с «иным» — т. е. с родителем противоположного пола – также повышает вероятность развития в ребенке способности к сопереживанию и делает его менее эгоцентричным.

Во-вторых, дети проходят через необходимые предсказуемые этапы развития. На некоторых из этих этапов больше требуется от матери, на других – от отца, например младенцы обеих полов лучше развиваются, если о них заботится мать. Матери более тонко улавливают потребности своих маленьких детей, а следовательно, более чутко реагируют. Однако, с некоторого момента, если мальчик собирается стать полноправным мужчиной, он должен отделиться от матери и вместо этого ассоциировать себя с отцом. У мальчика, растущего без отца, нет мужчины, с которым он может себя ассоциировать, и у него больше вероятности столкнуться с трудностями в формировании здоровой мужской идентичности.

Отец учит мальчика направлять свои агрессивные и сексуальные влечения по соответствующим каналам. Мать не может показать сыну, как контролировать свои импульсы, потому что она – не мужчина, и у нее нет таких же побуждений. Кроме того, уважение, которым пользуется в глазах мальчика отец, отличается от того уважения, которое сын оказывает матери – оно не дает ему «выходить за рамки». Отсутствие этих двух основных факторов в семьях без отцов повышает вероятность правонарушений и попадания в тюрьму среди мальчиков.

Потребность в отце также заложена в психике девочек. В жизни девочки бывают ситуации, когда нужен только отец. Например, отец предоставляет дочери безопасную, не имеющую отношения к сексу среду для испытания первых отношений между мужчиной и женщиной и утверждения ее женственности. Если у девушки нет отца, который может играть эту роль, повышается вероятность ее неразборчивости в направленных не в ту сторону попытках удовлетворить врожденную жажду внимания и подтвердить свою ценность в глазах мужчин.

В целом, отцы играют сдерживающую роль в жизни своих детей. Они удерживают сыновей от асоциальных поступков, а дочерей – от действий, связанных с сексом. Если нет отца, который выполнял бы эту функцию, последствия часто плачевны и для выросших без отца детей, и для общества, на котором дети вымещают свои потери.

В-третьих, мальчикам и девочкам нужен родитель противоположного пола, чтобы помочь им смягчать проявление характерных для их пола наклонностей. Например, мальчики обычно отдают предпочтение рассудку перед эмоциями, правилам перед отношениями, риску перед осторожностью и стандартам перед сочувствием, тогда как девочки обычно предпочитают противоположное. Родитель противоположного пола помогает ребенку сдерживать свои природные наклонности, воспитывая в них – вербально и невербально – умение ценить противоположные тенденции. Это не только помогает воспитать сдержанность, но также расширяет кругозор ребенка, помогая ему видеть вещи не только со своей ограниченной точки зрения.

В-четвертых, однополый брак будет способствовать сексуальной неразберихе и сексуальному экспериментаторству в жизни молодых людей. Скрытые и явные идеи, заложенные в однополом браке, подразумевают равную приемлемость и желанность любого выбора, поэтому даже дети из традиционных семей под влиянием идеи о равенстве всех сексуальных вариантов будут вырастать с мыслью о том, что не имеет значения, с кем вступать в сексуальные отношения или в брак. Подобное убеждение может заставить некоторых, если не многих, впечатлительных молодых людей рассматривать такие возможности сексуальных отношений и брака, о каких они бы раньше и не помыслили. А дети из однополых семей, среди которых уже повышена вероятность сексуальных экспериментов, будут подвержены этому еще в большей степени, потому что нетрадиционная сексуальность не только представлена их «родителями» как образец для подражания, но также и одобряется обществом, в котором они живут.

Нет сомнений, что сексуальность человека легко поддается влияниям. Из многих ранних цивилизаций можно вспомнить античные государства, где мужской гомосексуализм и бисексуализм были распространены практически повсеместно, и не потому что большинство мужчин рождались с «геном гея», а, скорее, потому что общества, в которых они жили, потворствовали гомосексуализму. Что общество санкционирует – то оно в больших объемах и получает.

И в-пятых, если общество разрешит однополый брак, ему придется также допустить и другие типы брака. Юридическая логика здесь проста: если запрещение однополого брака – это дискриминация, то не разрешать полигамный брак или любое другое матримониальное группирование также будет считаться дискриминацией. Психоэмоциональные последствия таких неоднородных соглашений для неокрепших душ и для сексуальности детей могут быть катастрофическими. И что происходит с детьми, воспитывающимися в этих альтернативных семьях, если союз распадается, и каждый из родителей потом «вступает в новый брак»? У таких детей может оказаться четыре отца или два отца и четыре матери, или ... да что угодно!

Конечно же, гомосексуальные пары могут быть такими же любящими, как и гетеросексуальные, но детям нужно не только это. Им нужны отличительные признаки и взаимодополняющие свойства родителей мужского и женского пола.

Вывод о том, что идеальная структура брака и родительства – это один мужчина и одна женщина, можно сделать и на основании мудрости, накопленной более, чем за две тысячи лет. Самонадеянное пренебрежение этой проверенной веками мудростью и использование детей как подопытных кроликов в радикальном эксперименте – по меньшей мере рискованно, по большей – грозит катаклизмом.

Однополый брак – определенно не в интересах детей, и хотя можно посочувствовать гомосексуалистам, желающим создать семью и вырастить детей, нельзя позволять, чтобы наше сочувствие к ним перевешивало сочувствие к детям. В состязании между желаниями некоторых гомосексуалистов и нуждами всех детей нельзя допустить, чтобы проиграли дети.

Источник: http://love-contra.org/index.php/expert/issue/903/

Рейтинг@Mail.ru