Акила и Прискилла - образец супружеской жизни

Катехеза Святейшего Отца

Дорогие братья и сестры,

Делая следующий шаг в этой своеобразной галерее портретов первых свидетелей христианской веры, начатую нами несколько недель назад, сегодня рассмотрим одну супружескую чету. Речь идет о Прискилле и Акиле, располагающихся в ряду многочисленных сотрудников, которых вовлек в свою орбиту апостол Павел, - я уже кратко говорил о них в прошлую среду. Из того, что мы знаем, эта супружеская чета играла очень активную роль во времена зарождения Церкви после Пасхи.

Имена Акилы и Прискиллы являются латинскими, но мужчина и женщина, носившие их, были иудейского происхождения. Акила был родом из диаспоры северной Анатолии, располагавшейся на берегу Черного моря, - в современной Турции, - а Прискилла, которую иногда называли уменьшительно Приска, была, вероятно, еврейкой из Рима (ср. Деян 18,2). Как бы то ни было, именно из Рима они пришли в Коринф, где Павел встретил их в начале 50-х; там он присоединился к ним, поскольку, как рассказывает Лука, они занимались тем же ремеслом, что и Павел, то есть изготовлением палаток, и он остановился в их доме (ср. Деян 18,3). Причиной их приезда в Коринф стало решение императора Клавдия изгнать из Рима живших там иудеев. Римский историк Светоний говорит об этом событии, что иудеи были изгнаны потому, что они "провоцировали волнения из-за некоего Хреста" (ср. "Vite dei dodici Cesari, Claudio", 25). Видно, что он даже не знал правильно имени - вместо Христа пишет "Хреста" - и имел весьма смутное представление о произошедшем. В любом случае, внутри иудейской общины были споры вокруг вопроса, был ли Иисус Христом. И эти проблемы стали для императора поводом, чтобы просто изгнать всех евреев из Рима. Из этого можно заключить, что супруги приняли христианскую веру еще в Риме, в 40-е годы, и теперь нашли в Павле того, кто не только разделял с ними эту веру, - что Иисус есть Христос, - но и был также апостолом, лично призванным Воскресшим Господом. Итак, первая их встреча состоялась в Коринфе, где они приняли его в свой дом и трудились вместе, изготавливая палатки.

Позже они переехали в Малую Азию, в Эфес. Там они сыграли решающую роль в завершении христианского воспитания александрийского иудея Аполлоса, о котором мы говорили в прошлую среду. Поскольку он был лишь в общем знаком с христианской верой, "услышав его, Акила и Прискилла приняли его и точнее объяснили ему путь Господень" (Деян 18,26). Когда апостол Павел пишет из Эфеса свое Первое Послание к Коринфянам, вместе со своими приветами посылает привет от "Акилы и Прискиллы с домашнею их церковью" (16,19). Из этого можно понять, какую важнейшую роль играли эти супруги в примитивной Церкви: они принимали в своем доме местных христиан, когда те собирались, чтобы слушать Слово Божие и совершать Евхаристию. Именно такой тип собрания называется по-гречески "ekkles?a" - на латыни "ecclesia", по-итальянски "chiesa" (церковь) - что означает созыв, ассамблея, собрание. То есть, в доме Акилы и Прискиллы собирается Церковь, собрание Христа, прославляющее там святые Тайны. Таким образом мы видим, как в домах верующих рождается сама реальность Церкви. Ведь верующие - вплоть до III века - не имели своих мест для отправления культа: таковыми были сначала иудейские синагоги, до тех пор, пока изначальный симбиоз Ветхого и Нового Заветов не был разорван, и Церковь Народов была вынуждена придать себе новую идентичность, неизменно укорененную в Ветхом Завете. Затем, после этого "разрыва", христиане собирались в домах, которые становятся, таким образом, "Церковью". И наконец, в III веке, появляются самые настоящие храмы христианского культа. Но здесь, в первой половине I века и во II веке дома христиан становятся самой настоящей "церковью". Как я сказал, они вместе читают Священное Писание и совершают Евхаристию. Так происходило, к примеру, в Коринфе, где Павел упоминает о некоем "Гаийе, странноприимце моем и всей церкви" (Рим 16,23), или в Лаодикии, где община собиралась в доме некоей Нимфаны (ср. Кол 4,15), или в Колоссах, где собрания проходили в доме некоего Архиппа (ср. Флм 2).

Вернувшись впоследствии в Рим, Прискилла и Акила продолжили это свое важнейшее служение в столице империи. Павел, в своем письме к римлянам, шлет им отдельное приветствие: "Приветствуйте Прискиллу и Акилу, сотрудников моих во Христе Иисусе (которые голову свою полагали за мою душу, которых не я один благодарю, но и все церкви из язычников), и домашнюю их церковь" (Рим 16, 3-5). Сколь высокая похвала супругам звучит в этих словах! И выражает ее не кто-нибудь, а сам апостол Павел. Он открыто признает в них двоих истинных и важных сотрудников своего апостольства. Упоминание о том, что они рисковали жизнью ради него, следует, вероятно, связать с тем, что они заступались за него во время одного из его заключений в тюрьму, может быть в том же Эфесе (ср. Деян 19, 23; 1 Кор 15, 32; 2 Кор 1, 8-9). И из того,что к своей личной благодарности Павел присоединяет благодарность всех Церквей из язычников, даже считая это выражение несколько преувеличенным, все равно можно понять, насколько широким было их поле деятельности и их влияние в общем среди проповедников Евангелия.

Последующая агиографическая традиция придала совершенно особое значение Прискилле, хотя остается проблема ее отождествления с другой Прискиллой-мученицей. Во всяком случае, здесь, в Риме, есть церковь и св. Приски на Авентине, и Катакомбы Прискиллы на виа Салариа. Таким образом постоянно хранится память о женщине, которая, разумеется, была деятельной личностью, оставившей яркий след в истории римского христианства. Несомненно одно: наряду с благодарностью тех первых Церквей, о которой говорит св. Павел, должна быть и наша, поскольку благодаря вере и апостольскому усердию верных мирян, семей, таких супругов, как Прискилла и Акила, христианство дошло до нашего поколения. Оно могло распространяться не только благодаря апостолам, возвещавшим его. Чтобы пустить корни в народе, чтобы глубоко развиваться, необходимо было усилие этих семей, этих супругов, этих христианских общин, верных мирян, которые стали тем "гумусом", на котором выросла вера. И всегда, - только так, - растет Церковь. Пример этой четы является красноречивым доказательством того, сколь важна деятельность супругов-христиан. Когда они опираются на веру и глубокую духовность, их смелое обязательство ради Церкви и в Церкви становится естественным. Их повседневная общность жизни продолжается, и некоторым образом сублимируется в принятии общей ответственности в пользу мистического Тела Христа, пусть даже только маленькой его части. Так было в первом поколении и так будет часто в последующие века.

Еще один важный урок, который можно извлечь из их примера, заключается в следующем: каждый дом может превратиться в маленькую церковь. Не только в том смысле, что в нем должна царить типичная христианская любовь, созданная из альтруизма и взаимной заботы, но и в смысле, что вся семейная жизнь призвана - на основе веры - вращаться вокруг исключительного господства Иисуса Христа. Не случайно в Послании к Ефесянам Павел сравнивает отношения между мужем и женой с супружескими отношениями, существующими между Христом и Церковью (ср. Еф 5,25-33). Более того, можно считать, что апостол косвенно моделирует жизнь всей Церкви по жизни семьи, ведь Церковь, в самом деле, является семьей Божией. Поэтому мы почитаем Акилу и Прискиллу как образец супружеской жизни, ответственным образом устремленную к служению всей христианской общине. И находим в них образец Церкви, семьи Божией на все времена.

 

Перевод: София Халходжаева

Источник: Источник: Католическая информационная служба "Agnuz"

Рейтинг@Mail.ru