Семья в Библии

Автор: Хайме Кастильо

В этом коротком выступлении я ограничусь несколькими короткими высказываниями о том, что означает в Библии и в нашей вере слово "семья".

Прежде всего, мы не можем не отметить, что всё, обнаруженное нами в связи с этим понятием в Библии, то, что в ней сказано о семье, в огромной мере послужило толчком к тому, что "Verbum Dei" начал проводить занятия по изучению Библии и чтения Слова Божия везде, где мы находились.

Библия, Слово Божие рассказывает нам историю нашей любви, любви Бога и Его народа. Понятие о любви постоянно извращается народом, который на протяжении всей своей истории отдаёт предпочтение другой любви, другому образу жизни, составляющим основу представления о смысле его существования и об отношениях между людьми; но также оно постоянно изменяется, благодаря верности Бога, Который многими способами указывает Израилю истинный путь любви.

В Библии эта история любви постоянно передаётся через образ семейных отношений. С одной стороны, семья в Израиле - это определённое социальное явление, но, в то же самое время, она является литературным и богословским символом Откровения Божия об отношениях человека с Ним и со вселенной.

Семья - символ и образ Завета

В первом тексте Книги Бытия, где мужчина и женщина нам явлены как вершина и венец творения, подчёркивается роль человеческой пары (семьи) как продолжательницы дела, начатого Богом. Не одного Адама, а Адама и Евы, составляющих, по сути, семью, назначение которой наполнять землю и подчинить её себе; существование семьи, даже если её члены не связаны между собою юридически, предусматривается планом Бога; это определённый способ исполнения Божественного замысла: "И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь" (Быт. 1, 22).

Обычно мы видим в Адаме и Еве первую человеческую пару, но автор Книги видит в ней Израиль, поэтому то, что в Книге сказано о первой семье относительно её значения и миссии, связывается с Израилем, а уже, исходя из этого, относится к семье. Вот почему в Ветхом Завете не существует понятии "семья", но, скорее, речь идёт о доме в более распространённом значении этого слова. Семьёй, в данном случае, является народ.

Тем не менее, такое событие, как освобождение народа из Египта, которое совершил Бог, уже свидетельствует о вере Израиля: народ - сын Божий, Бог - Отец. Но существует Закон, который не ограничивается Десятью Заповедями, он является выражением тесной связи между Богом и Его сыном и, в свою очередь, выражением святости этих уз в израильской семье.

Прежде, чем окончательно сформировалось Пятикнижие, были пророки, которые использовали символ и образ семьи для объяснения связи между Богом и Его народом (см. Ос, 1-3). Нет более выразительного и показательного символа, который может свидетельствовать о нежной любви Бога к Своему народу, чем брак Осии.

Иеремия также постоянно использовал образ семьи, чтобы подчёркнуть пылкость чувств жениха и невесты друг к другу: "Я вспоминаю о дружестве юности твоей, о любви твоей, когда ты была невестою, когда последовала за Мною в пустыню" (см. Иер. 2, 2). "… как жена вероломно изменяет другу своему, так вероломно поступили со Мною вы, дом Израилев" (Иер. 3, 20). "… любовью вечною Я возлюбил тебя и потому простёр к тебе благоволение. Я снова устрою тебя, и ты будешь устроена" (Иер. 31, 3 - 4).

Иезекииль (см. Иез. 16) воссоздаёт историю Израиля, обращаясь к нему с явной нежностью: Иерусалим представляется ему новорождённой девочкой, нагой и брошенной в чистом поле, укрытой только своей собственной кровью, всеми покинутой, и нет никого, кто бы позаботился о ней, лишённой любви и ласки, в которых она так нуждается. Бог проходил мимо неё, поднял, охранил её, позаботился о ней и возлюбил её: "И проходил Я мимо тебя… и поклялся тебе и вступил в союз с тобою… и ты стала Моею" (Иез. 16, 8).

Но образ семьи у пророков появляется не только как символ Завета между Богом и Его народом, но также и как символ разрыва этого Союза. Предательство и неверность супругов или, по меньшей мере, оставление одного супруга другим и манипулирование их друг другом, что, к несчастью, является реальностью для многих семей, как в прошлом, так и в настоящее время, служат мотивацией для рассуждения о разрыве этого Союза.

Любовь Бога освобождает и устраивает Израиль как Его супругу, и народ отвечает Ему любовью. Тем не менее, поведение Израиля - это постоянное проституирование: "При начале всякой дороги устроила себе возвышения, позорила красоту свою… для всякого мимоходящего, и умножила блудодеяния твои" (Иез. 16, 25). Но всё ещё остаётся надежда на то, что народ снова будет открыт для покаяния и принятия непрестанного призыва Божия к восстановлению семьи: "Но Я вспомню союз мой с тобою во дни юности твоей, и восстановлю с тобою вечный союз" (Иез. 16, 60).

Песнопения Исайи выражают ту же самую мысль: "Ибо как жену, оставленную и скорбящую духом, призывает тебя Господь, и как жену юности, которая была отвержена, говорит Бог твой. На малое время Я оставил тебя, но с великою милостию восприму тебя" (Ис. 54, 6- 7). "… милость Моя не отступит от тебя, и завет мира моего не поколеблется" (Ис. 54, 10).

Пророки, возможно, не стремясь к этому, положили начало богословию брака и семьи, с особой силой подчёркивая значение взаимного дарования себя супругами. У пророков, в отличие от языческих культов, признаком разрыва супружеского союза между Богом и Израилем является образ внутрисемейных отношений в Израиле, поэтому пророки видят в отсутствии законности и прав проявление язычества. Богословие брака и семьи в Книгах Пророков проводит параллель между супружеским союзом и связью между возможными членами народа, дома и семьи.

Другой главный аспект семьи - сексуальная сторона отношений, которая также просматривается в Книге Бытия, причём подчёркивается их репродуктивная функция (воспроизведение потомства), при этом не исключается сексуальность как возможность самореализации личности путём соединения в любви.

Пророки представили нам эту сторону отношений в выражениях, едва ли не из области эротики. Однако это была поучительная литература, которая открыла нам глубокое достоинство взаимного дарования себя супругов в сексуальных отношениях, говоря точнее, любовной связи между мужчиной и женщиной.

Используя большое количество цитат из поучительной литературы, можно великолепно изложить, что значит взаимность между мужчиной и женщиной в случае их гармоничного единения. Во всём этом никакой роли не играет представление о том, что именно женщины виновны во всех несчастьях Израиля, которого обычно придерживались мужчины.

Поучительная литература не оставляет без внимания аспект воспроизведения потомства или плодовитости в семье, при этом она отличается описанием образа отношений членов семьи в высоком стиле, явно обращаясь к отношениям между отцом и сыном, между молодыми и стариками, между мужчинами и женщинами.

Песнь Песней, истинное Евангелие любви супружеской пары, с её свадебными песнями и эротическими диалогами между женихом и невестой, раскрывает главный аспект семьи, открывает доброту мира, поскольку от любви, которая в сексуальном единении и в супружеском союзе затрагивает сердце, рождается новый взгляд на мир и на свои обязанности в любовном союзе, в частности, обязанность свидетельствовать о своих чувствах, сохранять чистоту и проявлять нежность друг к другу. Песнь Песней открывает божественное достоинство любви, раскрывает значение семьи, избавляя, таким образом, от пут пуритантства и от вседозволенности, которые приводят к её извращению.

Реальность греха

Супружеская пара, на которую Бог возложил Свои надежды, строит свои отношения на основе их совершенной прочности и полной взаимности. Но сейчас уже невозможно обращаться к двоим, как к одному целому. Брачный союз, основанный на взаимопонимании, часто разрушается из-за притязаний одного из супругов или претензий обоих друг к другу, поскольку у каждого из них свои собственные критерии счастья. Индивидуализм ведёт к эгоизму, а последний - к манипулированию тем, что является самым сокровенным у человека, препятствуя открытости и любовному дарению себя другому и миру. Не удивительно, что сексуальность приобретает тёмные тона и представляется нечистой и порочной. Перед реальностью греха, разрушающего семью, Израиль формулирует заповеди, которые понимаются как Божественная воля: "Не прелюбодействуй" (Исх. 20, 14). Настоящая цель шестой заповеди - сохранить благополучие брака и, следовательно, семьи; на личностных отношениях любви и на её взаимности зиждется Израиль, который будет светом народов, народом, свидетельствующим о присутствии Бога в мире. Тем ярче на этом фоне выделяется супружеская неверность и осквернение семейной любви, которые тесно связаны с неверностью Израиля по отношению к Яхве.

Любовь человеческая и любовь Божия - это две тесно связанные друг с другом реальности, которые просветляют и содействуют развитию, поэтому брак и семья считаются явным знаком Божией любви не только для супругов и их детей, но и для всего народа.

Шестая заповедь на протяжении долгого времени сводилась к практике чистоты или к порицанию половых отношений вне семьи, но надо иметь в виду те большие требования, которые предъявлялись к любви, и взаимное уважение в семье, исключающие любые попытки господствовать и манипулировать.

Семья и Иисус

Трудно отследить, насколько глубокими были мотивации тех, кто выдвинул выгодную идею законности сыновних отношений Израиля с Яхве, которые, в свою очередь, распространились на семейные отношения и привели к окончательному формированию семьи, став для народа знаками вышеупомянутой мнимой законности.

Иисус из Назарета возвратился к образу семьи, как её представляли себе пророки, чтобы выявить образ Бога, Который является не только горячо любящим, избавляющим и милосердным супругом, но и Отцом, Чья любовь не имеет границ. Тем самым Иисус подчёркивает, что семья - это знак любви Бога к Своему народу и что между братьями и сёстрами, сыновьями и дочерьми одного и того же Отца должна быть любовь.

Евангелисты представляют нам Иисуса, проявившего Себя как Мессия и явившего любовь Божию, причём не в святых местах и не в атмосфере святости, а в мирской и домашней обстановке. Местами встречи Бога с Его народом становятся дома, Бог посещает семьи и места, где присутствует явно мирская атмосфера, которые вовсе непригодны для того, чтобы быть местами встречи и проявления человеческой любви как знака любви Божией. В этих домах Иисус совершает чудеса, прощает, исцеляет, восстанавливает семьи, возвращая им близких, с которыми разлучили их смерть, болезнь или грех, из-за которого мужья расстаются с жёнами, дети с родителями, братья и сёстры с братьями и сёстрами; Иисус восстанавливает семью и делает её снова знаком Завета.

Благодаря всему этому, Иисус выходит за рамки богословия вознаграждения (возместительного богословия), которое устанавливает авторитарные и дискриминационные семейные отношения, Он возвращает женщине её ведущую роль в построении новой общности, знака вечного Союза, самых малых и бедных в семье представляет удостоенными особой любви Божией, тем самым призывая к тому, чтобы в новой семье оказывалось предпочтение самому меньшему, признавая в его малости присутствие Божие. Это выбор, который может быть плодом только настоящей любви; выбор, который отвергает другие модели семьи, общества или общины верующих.

Иисус встает над узким толкованием закона и выходит за рамки юридического или нотариального уровня, вернув семье её первоначальный смысл и значение, вопреки тому, что утверждало возместительное богословие (богословие вознаграждения). Это означает, что Иисус не устраняет семью, а, вернув ей прежнее значение, предлагает для неё другой вид социальной и религиозной связи. Иисус основал новую (см. Мк. 3, 35), Божию семью, которая не устраняет семью человеческую, но берёт её роль на себя, придаёт ей высокое достоинство, повышая её значение и освобождая от тяжёлого гнёта закона, согласно которому мужчина занимал привилегированное положение по отношению к женщине, взрослый - по отношению к ребёнку, молодой человек - по отношению к старику.

Поступки и намерения Иисуса были плодом Его тесной и глубокой связи с Богом. Человеческая семья как бы "зародилась" в лоне Его собственной семьи. Вот почему мы видим в Святом Семействе образец христианской семьи и поэтому не можем отделить выбор, намерения и поступки Иисуса из Назарета от Его привилегированного положения, которое позволило Ему разъяснять их и учить, объясняя и углубляя Свою общность с Отцом.

Семья Иисуса как часть народа Израилева должна была соблюдать определённые условия; главой её был муж праведный (см. Мф. 1, 16), который, невзирая на Законы, осуждавшие подобный поступок, не отвергнул свою жену и остался верным своему первому выбору любви; и через смиренную рабу Божию (см. Лк. 1, 38), Которая полностью доверилась ему, он стал орудием исполнения замыслов Божиих относительно семьи, начиная с Израиля (Лк. 1, 46 - 65). Семья из Назарета - это школа и пример нищеты духа, это атмосфера, в которой Иисусу открылось Его глубокое единство с Отцом.

Это Семья, которая относится с уважением к личности и собственному достоинству своего ребёнка, даже если не понимает Его; Семья Сына, Который жил в послушании ей и Который в определённый момент отделился от неё, потому что понял, что любовь, которая связывала членов этой семьи, побуждает Его к свершению более высокой миссии.

Жизнь в кругу семьи не была главным предназначением Иисуса, Он покинул Свой дом и Свой город, сделав Своим домом и Своим городом весь мир; того же Он потребует и от Своих последователей.

Иисус и Его ученики образовали семью, члены которой были тесно связаны между собою общей верой и дружбой, их связывали не закон и не кровь, но предназначение быть знаком Царства Божия в мире. Так и Церковь будет семьёй, где все будут любить друг друга и где любовь привлечёт многих к созиданию Царства Божия.

Иисус провозглашает новую реальность, Церковь, которая должна продолжать Его дело на земле и быть общиной верующих нового типа, вселенской семьёй, в которой все будут детьми одного Отца и братьями и сёстрами друг другу. В основе её - не только родственные связи, но и жизнь в единении со всеми, кто следует за Христом, и именно следование Христу будет залогом её единства. Этим объясняется, почему первые христианские общины считали себя семьёй семей, являвшихся домашними (семейными) общинами, собиравшимися вокруг общего стола.

Послание Иисуса и Его замысел о Церкви как семье ясно выражены в Посланиях Павла: "… нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе" (Гал. 3, 28; 1 Кор. 11, 4 - 5)). Безусловно, это выражение имеет отношение к церковной общине, которая жила и функционировала среди мира, в котором отношение к людям зависело от их социальной и половой принадлежности. Оно вступает в противоречие с иудаизмом, который создал модель семьи, основанной на власти сильного. Таков первоначальный смысл данного выражения, но, читая этот текст о семье, не следует понимать равенство, о котором идёт речь, как полную идентичность членов общины. Он наделяет их достоинством и учитывает их индивидуальные особенности, согласно замыслу о Церкви как о семье Божией, где никто не может сказать другому: "Ты мне не нужен, ты не важен для меня из-за твоей малости или из-за незначительности твоего приношения".

Св. Павел сравнивал брачный союз с отношениями между Христом и Церковью. (см. Еф. 5, 22 - 24); так образ правововерного иудея связывают с образом единения и супружеского союза между Ягве и Его народом. Отношения между Христом и Церковью - асимметричны по самой природе своих членов. Христос - Бог, а Церковь состоит из людей, тем не менее, Церковь призвана быть выражением этих отношений и инструментом спасения. Думая о христианской семье как об образе союза между Христом и Церковью, не следует полагать, что отношения между членами семьи равным образом должны быть асимметричными. Мы должны избегать этого толкования, чтобы не воспроизвести мод ель семьи и церковной общины, образовавшейся вокруг того, кто удерживает власть над остальными членами семьи, напротив, семья должна быть организована таким образом, чтобы власть в ней понималась как служение.

Заключение

Значение христианской семьи столь велико и роль её в созидании Царства Божия столь значительна, что Собор назвал её "семейной церковью" (LG). Тёплый приём, прощение, сочувствие, свобода, готовность выслушать - всё это признаки жизни семьи по Евангелию, поэтому такая семья может действительно стать истинным и ощутимым знаком Божиих деяний в мире.

Факт то, что в настоящее время институт семьи переживает кризис и, как это ни парадоксально, его значение со временем возрастает (семья постепенно становится одной из основных человеческих ценностей в глазах всё большего числа людей), потому что она остаётся той средой, которая способствует либо становлению личности, либо разрушению её, от которой зависит, как будут строиться отношения между людьми и социальными моделями. Поэтому от атмосферы в семье зависят свобода и спасение человека и общества.

Тем не менее, существует неотложная необходимость евангелизации и свободы разных аспектов семьи, так как критерии, модели и нормы поведения, привитые в семье и воспринятые общественным мнением посредством общения, вступают в противоречие с интересами общества, основанного на постмодернистском релятивизме или на тирании инструментального и авторитарного разума современности.

В нашем обществе, в целом, семьи вовсе не являются садами чудес, существуют проблемы, кризисы, ограничения и пороки. Есть семьи неблагополучные, неполные, порочные, семьи, где вместо любви царит равнодушие, вместо радости - печаль, семьи, где диалог переходит в крик и брань, где нет места сочувственному отношению, где относятся друг к другу потребительски, семьи, в которых прививается конформизм, потому что у их членов отсутствует чувство собственного достоинства.

У семьи и Церкви общая миссия - быть общиной любви, где старшие евангелизируют младших, и таким образом продолжается их собственная евангелизация. Только при виде таких семей мир может воскликнуть: "Смотрите, как они любят друг друга!"

 

Перевод Д. В. Войтович

Редактор А. Л. Кудрик

Рейтинг@Mail.ru