«Он не имел ни рук ни ног... таким его уж создал Бог...»

Жизнь и иконы Григория Журавлева.

Впервые услышав песню-притчу от Светланы Копыловой (известного московского православного барда) о калеке-иконописце который от рождения “не имел ни рук, ни ног, он сам ни есть, ни пить не мог, он человека был кусок, таким его уж создал Бог...” и поразившись смыслом песни воспринял ее все же как символ, но позднее узнал, что оказывается за этой притчей стоял реальный человек, жизнь которого и ее значение не опишешь в одной песне.

В 2008 году исполнилось 150 лет со дня рождения замечательного иконописца Григория Журавлёва – безрукого и безногого художника из села Утевка Самарской губернии.

Его имя стало широко известно в России и за границей после того, как в 1963 году в Югославии историк живописи Здравко Кайманович, проводя учёт памятников культуры Сербской Православной Церкви, обнаружил в селе Пурачин икону, на которой было написано по-русски: "Сия икона писана в Самарской губернии, Бузулукского уезда, Утевской волости того же села зубами крестьянина Григория Журавлёва, безруким и безногим, 1885 года, 2 июля". Госархив позднее подтвердил эти сведения: был такой иконописец.

Родился Григорий Журавлёв в большой крестьянской семье в богатом селе Утевка, недалеко от Самары в 1858 году. Родители испытали шок, когда увидели, что младенчик – калека. У него не было ручек и ножек. Мать плакала, отец ходил смурной, соседки шушукались: "Богом обижен". По воспоминаниям, мать Григория хотела от великого горя наложить на себя руки (утопиться), вместе с собой умертвив и младенца, но дед – Петр Васильевич Трайкин этому воспрепятствовал, "доказав вредность замысла своей дочери". Он сказал, что Гришу будет растить сам.

Время шло, а мальчонка, несмотря на свое увечье, рос жизнерадостным и пытливым. "Бог призрел на раба Своего" – такое суждение высказали жители Утевки. Ребенок-калека вызывал не столько жалость, сколько удивление: ползая по двору, брал в зубы прутик и подолгу рисовал на песке людей, дома, животных. Да так ловко у него выходило – загляденье одно.

Оказалось, что Гриша не обижен Богом, а особо отмечен талантом. Когда мальчик подрос, дед стал возить его в школу. Зимой на салазках, а летом на тележке. После смерти Петра Васильевича школу пришлось оставить, но с умным ребенком на дому занимался учитель земской школы Троицкий.

Как-то летом сельская ребятня отправилась с мальцом-калекой на речку. Все пошли купаться, а Гришу оставили на бугре. Тут-то на него и спикировал орел, да необычный – двуглавый. На глазах у растерявшейся детворы птица подняла тело-обрубок в небо. Пронзительный детский крик, видимо, испугал орла, – он выпустил добычу. "Никак, Ангелы подстелили соломку", – рассудили в селе, когда подняли с земли Гришу невредимым!

Мальчик учился писать, держа перо в зубах. И почерк у него был очень хорош. В дом Григория потянулись односельчане с просьбой написать письмо родным или прошение чиновнику. Природные способности позволили инвалиду в 22 года закончить (экстерном и с отличием) Самарскую мужскую гимназию. В учении ему помогал Бог, а в обыденной жизни – старший брат Афанасий. После смерти матери, он стал для него нянькой, а вернее, его руками и ногами: носил, кормил, мыл. Любил Григорий посещать храм, куда на службы приносил его брат. У художника вместо ног чуть-чуть пониже колен были обрубки, и он все же мог ходить на коленях. Он привязывал ремнями к коленям кожаные ходульки и передвигался, согласно газете "Самарские ведомости" в 1880 году: атрофированы были от кисти до плеча руки и от ступни до колена – ноги, но все же на коленях он ходить мог. Так его либо носили, либо он потихоньку перемещался сам.

Вернувшись домой, Григорий стал самостоятельно изучать черчение, анатомию человека, живопись, иконографию. А позже стал писать иконы. В 1885 году газета "Самарские губернские ведомости" писала: "Журавлев задумал во что бы то ни стало выучиться писать масляными красками "настоящие образа". И вот в 15 лет он, никуда доселе не выезжавший из родного села, прибыл в губернский город и обратился к проживающему здесь живописцу Травкину с просьбой показать ему, как пишутся образа. Тот ласково принял необычного ученика, оставил на несколько дней в своей квартире и познакомил с первыми приемами живописи. Этого для Журавлева было достаточно. Закупив в Самаре красок, кистей и прочего, он вернулся в родную Утевку и, заказав себе стол с особыми приспособлениями, принялся учиться живописи".

Через пять лет юный иконописец решил подарить несколько икон высокопоставленным лицам Самары. На его "живые" иконы обратили внимание – стали поступать заказы. А вскоре Губернское земское собрание, приняв во внимание бедственное положение семьи Журавлевых, назначило ему ежегодную пенсию в 60 рублей.

В работе Григорию помогала вся семья. Брат Афанасий мастерил деревянные заготовки для икон, готовил краски, бабушка подбирала кисти, а отец доставлял иконы в Самару. Позднее у Журавлева появились ученики – Михаил Хмелев и Василий Попов.

Григорий любил учиться, много читал, благо в доме была большая библиотека. В 1884 году Журавлев обратился к Самарскому губернатору, всегда принимавшему участие в его жизни, с просьбой представить написанную икону Святителя Николая Чудотворца Цесаревичу Николаю, будущему Императору. В личном архиве генерал-губернатора А. Д. Свербеева сохранилось письмо, адресованное Журавлевым Цесаревичу: “Его Императорскому Высочеству Государю Наследнику Цесаревичу. Ваше Императорское Высочество, покорнейше и усердно прошу Ваше Императорское Высочество, что я, крестьянин Самарской губернии Бузулукского уезда с. Утевка Григорий Журавлев, от всего моего сердца желаю поднести Вашему Императорскому Высочеству икону – Святителя и Чудотворца Николая, которую я написал ртом, а не руками по той причине, что от своей природы не имею силы и движения в руках и ногах своих. Ваше Императорское Высочество, покорно прошу Вашего Высочайшего имени принять сию икону, которую я подношу к Вашему Императорскому Высочеству от всей моей души и любви. Ваше Императорское Высочество! Покорнейше прошу Вас допустить препровождаемую сию икону до Вашего Высочайшего имени потому, что я не имею у себя рук и ног. И написал сию икону по вразумлению Всемогущего Бога, который допустил меня на Свет Божий. И даровал мне дар. Потом открылось движение моего рта, которым я управляю свое мастерство по повелению Божию". Цесаревич икону милостиво принял. Вскоре Император Александр III пригласил Журавлева во дворец. Здесь крестьянин живописец написал портрет семьи Романовых. Бытует легенда, что на обратном пути Григорий помимо своей воли попал в бродячий цирк на колесах. Полгода возили его по России – показывали публике как диковинку. С большим трудом удалось вернуться на родину.

Есть еще и такая версия истории: в начале XX века молва о крестьянском богомазе дошла до царя Николая Второго. Царь призвал к себе Григория и заказал ему портрет всей царской семьи. Целый год утевский иконописец жил в Петербурге. Работу выполнил, и царь остался доволен. Хотя портрет не найден, достоверно известно, что государь пожаловал самарскому крестьянину пожизненную ежемесячную пенсию в 25 рублей золотом. По тем временам это были огромные деньги. А Самарскому губернатору велено было "выдать Журавлеву иноходца с летним и зимним выездом".

В память о чудесном спасении Императорской семьи при крушении поезда от бомбы террористов в октябре 1888 года самарские дворяне заказали Григорию Журавлеву икону для поднесения Александру III, о чем свидетельствуют документы, хранящиеся в Госархиве Самарской области.

Образ покровителя Самары святителя Алексия, митрополита Московского, Самарский губернатор А. Д. Свербеев также поручил написать Журавлеву.

По сохранившимся воспоминаниям жителей Утевки, Григорий был веселого нрава, очень доступный, любил ядрено, по-крестьянски пошутить. Очень энергичный, любил рыбалку, задорно пел частушки. Чтобы позабавить детей, брал в зубы пастушеский кнут, размахивал и хлопал им с оглушительным свистом.

В 1885 году в Утевке началось строительство нового каменного храма. Церковь в честь Святой Троицы строилась по чертежам и под непосредственным руководством Григория Журавлева (таким образом можно сказать, что он обладал и архитектурным талантом!). По его эскизам были написаны все фрески. И церковь у него получилась приземистая, широко раскинувшаяся, как будто крепко держащаяся за землю. Как говорят земляки художника, чем-то похожая на самого Григория. И десятиметровый в диаметре купол храма художник расписывал сам. Он укладывался в специальную люльку и лежа работал. После двух-трех часов такой работы наступал спазм челюстных мышц так, что у Гриши не могли вынуть изо рта кисть. Ему удавалось раскрыть рот только после того, как на скулы накладывали мокрые горячие полотенца. И так день за днем, месяц за месяцем, год за годом. От этой работы на лопатках и затылке художника образовались кровоточащие язвы. Кожаные ремни впивались в его тело... От постоянного вглядывания в рисунок почти полностью испортилось зрение. Трескались и кровоточили губы, стерлись передние зубы. Наконец в 1892 году работа была закончена. Это был подвиг…

Эти образа сохранились до сего дня: на куполе изображены Святая Троица и семь Архангелов. На фресках – апостолы Иоанн Богослов и Андрей Первозванный, митрополиты Московские Петр и Алексий. Совсем недавно стал проявляться лик св. Симеона Верхотурского.

В храме великолепная акустика, в стены строителями были встроены специальные горшки (голосники). Освящена церковь в 1892 году. При ней была школа и небольшая библиотека.

В 1934 году советские власти начали разрушать колокольню. Разожгли костры под деревянными опорами. Иконы со стен срывали баграми. Наиболее ценные отправили в Самару, остальные ночью привезли на колхозную пасеку – для изготовления пчелиных ульев. Но пчеловод Дмитрий Лобачев тайно раздал иконы жителям села. Взамен ему принесли необходимое количество досок.

К разрушению самого храма власти приступали не один раз. Но неожиданные обстоятельства вынуждали богоборцев то и дело откладывать задуманное. Так Промыслом Божиим церковь сохранилась до наших дней.

Вернули ее верующим в 1989 году. Через два года храм освятили. Администрация Нефтегорского района выделила 100 тысяч рублей на строительство разрушенной колокольни. Из Воронежа привезли восемь колоколов. На самом большом из них в честь утевского художника сделана надпись "Григорий".

В 2006 году в церкви поставили новый резной иконостас. Теплится в храме неугасимая лампада…

А нерукотворные образа Журавлева нашлись почти в каждой утевской избе и в соседних селах. Дешевую икону купить крестьянам было по силам, поэтому художник писал для них образа на дереве и без позолоты. Но после поездки в Санкт-Петербург, когда в семье появился достаток, он все чаще писал образа на золоте и собственноручно подписывает на тыльной стороне: "Сию икону писал зубами крестьянин Григорий Журавлев села Утевка Самарской губернии, безрукий и безногий".

…В последние годы местные жители вернули в храм иконы письма Журавлева "Господь Саваоф", "Жены-Мироносицы", "Спаситель Благословляющий", "Царь Давид", "Крещение Господне", "Воскресение Христово". Из Казахстана привезли икону "Святые Кирилл и Мефодий". Из Москвы пришло сообщение, что образ Журавлева "Святой Лев – папа римский" находится в церковно-историческом кабинете Троице-Сергиевой лавры вместе с работами Виктора Васнецова, Василия Сурикова и Михаила Нестерова. Еще одну журавлевскую икону недавно обнаружили на Урале.

  

Самарская епархия совместно с властями губернии многое делает для возрождения памяти об удивительном иконописце. В епархиальном церковно-историческом музее и в Самарском областном историко-краеведческом музее имени П. В. Алабина уже несколько лет экспонируются его нерукотворные образа…

– Слава Богу, что в наше время восстанавливается историческая справедливость и воздается должное таким талантам, как живописец Григорий Журавлев, – сказал архиепископ Самарский и Сызранский Сергий. – Рожденный с недугом, но имея глубокую веру и силу духа, он творил во имя Бога и для людей. Его иконы несут Божественный свет, помогают людям.

Умер Григорий Журавлев 15 февраля (по новому стилю) 1916 года. По благословению правящего архиерея его похоронили в ограде сельского храма. После революции могилу сравняли с землей, и долгие годы никто даже и не вспоминал о художнике-самоучке, поразившем своим талантом царя. Удалось определить место захоронения Журавлева, в ограде утевского храма, указанное жительницей села Марией Емельяновной Пестимениной – внучкой попечителя храма Иона Тимофеевича Богомолова. На месте упокоения иконописца по благословению архиепископа Самарского и Сызранского Сергия установили православный крест – так обозначилась его могила. Сохранился дом мастера-иконописца.

Сколько икон написал Григорий Журавлев, неизвестно. Надеемся, что судьбы многих из них будут открываться для нас со временем. Особо выделяется одна работа Журавлева – “Утевская Мадонна”. Это не каноническая икона. На ней изображена простая крестьянка. Работа долгие годы хранилась в доме утевской жительницы. А когда та умерла в конце 90-х годов, ее племянники отказались вернуть икону в храм. По словам настоятеля храма отца Анатолия, они решили продать ценную реликвию и отправили ее в Самару. Дальше судьба Утевской Мадонны неизвестна.

Земляки живописца – доктор технических наук, профессор, Александр Малиновский и учитель-краевед, член Союза писателей России, Кузьма Данилов собрали большой исторический материал о художнике-самородке. В тех школах Самарской области, где преподаются "Основы Православной культуры", учителя рассказывают детям и об иконописце-крестьянине Григории Журавлеве.

Написанные им иконы ценили в народе, потому что от них исходили особые благодать и чистота, их считали нерукотворными: без помощи Господней не может так сработать человек без рук и без ног, держа кисточку в зубах. Больше половины выполненных Григорием икон были на золоте и многие – собственноручно подписаны им на тыльной стороне.

В наше время один художник выполнил красками с фотографии Григория Журавлева его портрет.

Есть даже люди которые хотели бы канонизировать Григория Журавлева. Но для канонизации нужны чудеса по молитвам к подвижнику. Или чудеса от икон Журавлева. Таких фактов известно не много, но они есть.

Кроме икон сохранились карандашный портрет молодого человека работы Григория Журавлева он, хранится в утевском музее. По словам бывшей владелицы портрета, на нем изображен Иван Соловьев, прибывший в поселок Кряж вместе со своей супругой из села Кинель-Черкассы. Известно, что Журавлевым были написаны еще два портрета. Но найти их пока не удалось.

Четыре иконы находятся в Самарском церковно-историческом Епархиальном музее. Это иконы Божией Матери "Млекопитательница", Смоленская, святые Кирилл и Мефодий, Жены-Мироносицы. Последняя икона без подписи Журавлева, поэтому нельзя утверждать, что это его работа, но приписывается ему. Есть также эскиз головы ребенка письма Журавлева. Икона "Святой Лев – папа Римский" находится в церковно-археологическом кабинете Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Известная многим икона Спасителя хранится в утевском Свято-Троицком храме. Там же иконы "Иисус Христос с Предстоящими", "Усекновение главы Иоанна Предтечи", "Взыскание погибших", "Скоропослушница" и другие. Также есть икона “Святой Георгий Победоносец” в Пюхтицкой обители (Эстония).

В иконах Григория Журавлева тишина, мир и покой, они призывают к истинному покаянию, так необходимого нам...

Источник: liveinternet.ru

подготовил Степанов Олег.

Рейтинг@Mail.ru